Поговорим об эволюции

Елена Деревянко: «Медиадевственники» и «медиазомби»: портрет в интерьере

Что сложнее для пиарщика – сработаться с руководителем, которому претит публичность, или с начальником, который переоценивает свои знания и возможности в сфере репутационного менеджмента?

О том, что не все «первые лица» компаний одинаково подкованы в области PR, я уже однажды рассказывала, использовав профессионально-«новоязовский» термин, недавно вошедший в обиход пиарщиков-медийщиков – «медиадевственники».

Напомню, что речь идет о собственниках или топ-менеджерах, которые не любят «светиться» в СМИ и не считают это необходимым для успеха бизнеса.

Причины и форматы этого явления могут быть разными. В основном речь идет о таких типовых ситуациях, как:

1. Специфика бизнеса. Если компания «схемная», руководство, как правило, против транспарантности и публичности. Корпоративному пиарщику или обслуживающему агентству не всегда говорят об этом открыто, поэтому приходится переквалифицироваться в доморощенных «шерлоков холмсов», чтобы установить истину.

2. Принципиальная мировоззренческая позиция. Встречаются компании, где руководитель уверен, что «повний колос додолу гнеться, а пустий вгору пнеться», и от души считает PR неприличным хвастовством. В них корпоративные пиарщики, как правило, работают не по специальности (размещают рекламу, варят кофе, ставят информацию на сайт), а агентств не бывает как таковых.

3. Личностные ограничения. Не все йогурты одинаково полезны, не все люди одинаково любят публичность. Кто-то просто скромничает, а кому-то действительно Бог дал управленческий талант, но обделил личной харизмой или наделил специфической внешностью. В этом случае корпоративные пиарщики/обслуживающие агентства с переменным успехом исполняют яркие ритуальные танцы, чтобы вовлечь руководство компании в PR-работу во благо бизнеса.

4. Дефицит бизнес-образования. Даже очень успешные бизнесмены и топ-менеджеры могут искренне считать PR-работы бесполезной для дела данью моде. Как правило, это самородки, прошедшие огонь, воду и медные трубы, но не особо верящие в сложные управленческие технологии, эффективность которых не видна невооруженным взглядом. Ритуальные танцы в этом случае приходится исполнять с удвоенной энергией.

В конкретных случаях могут проявляться одновременно несколько характеристик, что усложняет «совращение», но в целом общий концептуальный подход особо не меняет.

Как правило, эволюция «медиадевственников» происходит по одному из двух не менее типовых сценариев, которые утрированно можно описать так:

Органический. Кто-то, пользующийся авторитетом в глазах нашего героя, убеждает его, что PR – штука стоящая и пользу приносит. Правда, сценарий опасен тем, что убежденность может быть неглубокой, а интерес – сиюминутным и неустойчивым. Но в конечном итоге зерно дает всходы, и руководитель компании шаг за шагом начинает вовлекаться в работу и вносить свой посильный вклад в репутацию бизнеса.

Кризисный. Гремит гром (инцидент на производстве, рекламация, конфликт с властью или общественниками, рейдерская атака), собственник/менеджер крестится или проделывает иные сакральные действия, и зовет пиарщика на помощь, чтобы тот включился в разруливание ситуации. После наглядной демонстрации эффективности PR-инструментария раскаивается в своих заблуждениях и становится верным адептом репутационного менеджмента.

При этом надо понимать, что эволюция неизбежна – в нынешнем прозрачном мире всеобщей технически вооруженной коммуникабельности рано или поздно гром таки грянет у каждого. И «медиадевственники» после первого болезненного опыта начинают вести регулярную и насыщенную впечатлениями PR-жизнь.

Именно поэтому они намного перспективнее в качестве агентов и послов своего корпоративного бренда, чем представители другой часто встречающейся категории, являющейся вторым экстремумом диапазона вовлеченности в PR-работу.

Речь идет о медиазомби – особой разновидности корпоративных зомби. Их характерный атрибутивный признак – привычка разговаривать казенными заученными фразами в любой ситуации, неутолимая жажда «засветки» в СМИ при полном непонимании реальных законов жизни информационного пространства. «Медиазомби» опасны тем, что своим формальным подходом они убивают доверие к компании – сложно любить и уважать робота, потому что никогда не знаешь, в какую минуту ему придет в голову нарушить законы робототехники.

Руководители компаний мутируют в «медиазомби», как правило, под влиянием особо интенсивной промывки мозгов на МВА-программах и тренингах личностного роста. Особо предрасположены к такой трансформации люди с излишне завышенной или заниженной самооценкой – первые любуются собой, вторые доказывают что-то окружающим. И, как ни странно, «медиадевственники», однажды почувствовав вкус публичности, не могут отказаться от этого специфического наркотика.

Что же делать пиарщику, который работает в компании/с компанией, возглавляемой «медиадевственником» или «медиазомби»? В обоих случаях – разработать стратегию персонального PR с учетом особенностей своего руководителя, и начать ее пошагово воплощать в жизнь. Так долго и старательно, насколько хватит мотивации. Потому что ничто так не радует, как изменение реальности, достигнутое благодаря твоим усилиям. В каждом пиарщике дремлет демиург.

Источник: forbes.ua/woman

 
 

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Этот вопрос является для тестирования ли вы человека посетитель и предотвратить автоматизированную спам представлений.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.